6. Танцевальная музыка

Даже слепые и увечные при звуках трубы или волынки встают в танец.
Джеймс Фэйрвел, Ирландский Гудибрас, 1728

I
Популярность танцев часто упоминается в рассказах, записанных путешественниками в семнадцатом и восемнадцатом веках. Англичанин Ричард Хэд (Richard Head) в своей работе «Западное чудо» (The Western Wonder) (1674) говорит о воскресных развлечениях: «повсюду играет скрипка, а девушки танцуют под неё, пока не покроются пеной». Почти такое же наблюдение было сделано другим английским путешественником Джоном Карром (John Car) в его «Чужом в Ирландии» (Stranger in Ireland) (1805): «Воскресный день у крестьян в Ирландии проходит не так, как во Франции. После богослужения дух веселья пронизывает каждый час, слышна волынка, и каждая пара ног находится в движении». Во второй половине восемнадцатого века в каждой деревне был собственный волынщик и собственный школьный учитель. И у каждого крестьянина находилось полпенни, чтобы заплатить волынщику в воскресенье вечером.
С прибытием танцевального мастера услуги профессионального учителя становились доступны всем. В эпоху, когда платные танцевальные залы, да и вообще помещения любого типа, были неизвестны, а большинство путешествий совершались пешком, танцы были социальным развлечением, которому предавались на перекрёстках или на móinín (небольших покрытых травой полянах), когда была хорошая погода, или на кухнях и в амбарах зимой. Бессчётные музыканты — трубачи, арфисты, волынщики в семнадцатом веке, дудочники и скрипачи в восемнадцатом веке — обеспечивали музыкальное сопровождение. Многие музыканты были слепыми или имели другие физические недостатки, а музыка предоставляла им возможность полноценной жизни.
Из всей этой деятельности мы получили чрезвычайно богатое наследие танцевальной музыки. И хотя сейчас оно постоянно уменьшается с начала века, оно всё ещё содержит по меньшей мере 6000 оригинальных мелодий — джиги, рилы и хорнпайпы в изобилии, а также сотни мелодий для сетов и полусетов, полек и других танцев.
За исключением около пары десятков, на которые исполняются специальные танцы, все эти мелодии имеют похожую структуру. Каждая состоит как минимум из двух мелодических частей по восемь тактов — не существует танцевальных тюнов, включающих только одну часть, а среди эйров таких очень мало. В подавляющем большинстве тюнов каждая часть состоит из двух фраз. Общим шаблоном является повторение первой фразы с небольшой модификацией. Фразы в свою очередь разделяются на полуфразы, по два такта каждая. Основной элемент, присутствующий как в танцевальной, так и в песенной музыке, виден в этих полуфразах. Первая как бы делает утверждение, на которое вторая отвечает. Этот принцип контраста может быть расширен до уровня фраз, хотя мелодические различия между ними, если они есть, могут быть совсем незначительными.
В наше время каждая часть сингл- и дабл-джиг, хорнпайпов и музыки для сетов обычно повторяется. Части слип-джиги обычно играются только один раз, а способ исполнения рила может быть разным. Раньше рил игрался один раз, чтобы уложить в него танец, но сейчас, когда музыка исполняется чаще для слушания, а не для танцев, становится обычным делом удваивать рил, то есть играть каждую часть дважды, кроме случаев, когда две фразы, составляющие часть, совпадают почти полностью. В таких случаях, чтобы избежать монотонности, такая часть играется только один раз. В некоторых рилах, следуя этой практике, может случиться так, что одна часть играется дважды, а другая — только один раз. Один рил, носящий любопытное название «Девять преимуществ мошенничества» (The Nine Points of Roguery) и почти наверняка заимствованный, повторяет свои три части, но они играются в необычном порядке: 1 2 3 2 1 2. Среди исполнителей первая часть называется «тюн», а вторая — «тён» («оборот», «смена») (turn). Отсюда история об одном священнике, который, разогнав танцоров, танцующих на перекрёстке, спросил с неприкрытым сарказмом у слепого музыканта, может ли он сыграть «Отче наш». Музыкант ответил, что если его преподобие насвистит мотив, он смог бы с лёгкостью «обернуть» (turn) мелодию для него.

II
Джига, будучи старейшей формой сохранившейся танцевальной музыки, имеет три различных вида: сингл-джига (в размере 6/8, а иногда 12/8), дабл-джига (6/8) и хоп- или слип-джига (9/8). Само слово «джига», без сомнений, итальянского происхождения, и было высказано предположение, что сама музыка также может иметь итальянские корни, и появиться в Ирландии вместе с арфистами. Эта идея подпитывается тем фактом, что Кэролан, восхищавшийся итальянской музыкой, бывшей в моде в его время в Дублине, завершил несколько своих композиций шестнадцатью тактами, перед которыми было написано слово jiga. Но единственное, чем схожи эти части мелодий с национальной танцевальной музыкой, — это количество тактов. Они настолько радикально отличаются по структуре и стилю, что можно отвергнуть идею о том, что одно произошло от другого. Кроме того, у нас есть ссылки на исполнение джиг в Ирландии до рождения Кэролана (1670). Доктор Тэлбот, архиепископ Дублина, критикуя брата Питера Уолша, который был лидером католиков, отказывавшихся подтвердить свою верность Чарльзу II, отправляет тому сообщение, которое заслуживает того, чтобы быть процитированным полностью:

Называть вас страдальцем, видя, как ваши духовные чада возвращаются домой с набитыми кошельками? И видя, как приятно вы и ваш посланник проводите время в дублинской гостинице «Арфа и Корона», почти каждую ночь с шумным весельем и танцами, и там бывают и Danes, и ирландские Cronans, и звучит эта знаменитая Macquillemone, которая в письме в Рим описана как песня варварская и воинственная (Cantio barbara & aggrestis); и как солдаты из городской стражи в Дублине (которые слышат шум каждую ночь) говорят, что это Брат Уолш и Брат N. поют псалмы? Называть вас страдальцем, зная, как ваши благонравные демонстранты отплясывают джиги и крестьянские танцы, чтобы развлечь вас и делегата, который танцует также охотно и ловко, как и его сборщики податей. О вас же говорят, что в изяществе движений нет вам равных среди всех танцоров.
– Дисциплина монаха (The Friar Disciplin’d), 1674

Более того, мелодии, похожие на наши джиги, использовались в Англии задолго до того, как итальянская музыка стала популярна на островах. Мелодически, конечно, подавляющее большинство наших ирландских джиг отечественного происхождения. Некоторое количество, несомненно, было заимствовано из Англии, исчезающе мало — из Шотландии. Самые древние могут происходить от древних клановых маршей и песен, а некоторые, возможно, являются адаптациями старинных танцевальных мелодий. Тем не менее, значительное большинство скорее всего было написано волынщиками и скрипачами восемнадцатого и девятнадцатого веков.
Семь тактов, каждый из которых содержит две тройки восьмых, и восьмой или завершающий такт, содержащий одну триоль восьмых и одну четвертную ноту, – это обычная форма дабл джиги. Время последнего такта завершается вступительной нотой к последующему такту. Вполне обычно для второй и третьей восьмых нот триоли восьмого такта быть на той же высоте, что и следующая за ними четвертная. Тем не менее, этот шаблон не строгий. Ритмические вариации встречаются во всех тактах, в некоторых случаях с лёгкими изменениями в акцентах. Форма сингл джиги отличается от дабл джиги в том, что первые семь тактов обычно состоят из двух групп, каждая из которых содержит четвертную ноту и восьмую. Часто группы заменяются триолями восьмых нот. Восьмой или последний такт почти всегда заканчивается четвертной нотой с точкой. Время восьмого такта, как и в дабл джиге, завершается вступительной нотой к последующей части.
Хоп или слип джига в размере 9/8. Такты заполняются различными комбинациями триолей из восьмых нот, четвертей и восьмых нот, четвертей с точкой. В наиболее общей форме последний такт составляется так, чтобы он переходил в следующую часть. Ритмические различия между типами этой джиги предполагают различия в шагах танцев, ранее исполнявшихся под этот размер. Петри (Petrie) выражал мнение о том, что хоп джига произошла от некоторой разновидности древних ирландских песенных мелодий и была специфична для этой страны. Независимо от происхождения местных тюнов, было бы неверно утверждать, что этот тип танцевальных мелодий был специфичен для Ирландии. Без сомнения, этот размер получил здесь необычайное распространение — было собрано несколько сотен образцов — но ранние английские изданные собрания изобилуют тюнами в размере 9/8, которые, как выразился Петри, «являются образцом английского чувства», и не могут ни в коем случае быть ирландскими или ирландского происхождения.
Рил, в наше время наиболее популярная танцевальная мелодия среди традиционных исполнителей, в современной своей форме появился ненамного раньше хорнпайпа и скорее всего возник в середине восемнадцатого века. Его части состоят из восьми тактов, каждый содержит две группы по четыре восьмых ноты. Часто завершающий такт содержит четвертную ноту или четвертную с точкой, однако «круговое» окончание для перехода в следующую часть также нередко.
Очень веские доказательства можно привести в защиту шотландского происхождения наших рилов. Сборники танцевальной музыки, опубликованные в Лондоне во второй половине семнадцатого века и первой половине восемнадцатого века, содержат тюны ирландского происхождения, джиги в размерах 6/8 и 9/8, некоторые из которых всё ещё можно услышать в среде традиционных музыкантов. В изобилии эти мелодии встречаются в ирландских собраниях, которые появились в последние десятилетия восемнадцатого века, в то время, как тюны, которые в наши дни называются рилами, очень редко встречаются как в ранних лондонских, так и в более поздних дублинских коллекциях. С другой стороны, нотные листы, печатавшиеся в Дублине в конце века, содержат очевидно шотландские рилы. И возможно, Lord McDonald и Miss McLeod получили свою популярность в Ирландии именно благодаря включению их в эти сборники.
Окончательно вопрос решает, похоже, тот факт, что множество наших известных рилов несомненно шотландские, и даже принадлежат авторству известных композиторов. Bonnie Kate, особенно любимая среди скрипачей из-за искусной орнаментации, с которой её играл скрипач Майкл Колман (Michael Coleman) из графства Слайго, была написана Дэниелом Доу (Daniel Dow), скрипачом из Пертшира (Perthshire). Она была впервые опубликована около 1760 года под названием The Bonnie Lass of Fisherrow. Доу также написал Bonnie Anne, более известную в варианте, на который поётся Follow me down to Carlow. В то же время Moneymusk, другая композиция Доу, была популярна в Ирландии в качестве музыки для горского флинга (Highland Fling) (шотландский мужской танец — прим.перев.). Среди множества композиций Уильяма Маршалла, другого шотландского скрипача, была The Duke of Gordon’s Rant, которая в значительно переработанной форме известна среди волынщиков и скрипачей в Ирландии как Lord Gordon’s Reel. The Perthshire Hunt, написанная мисс Стирлинг (Stirling) из Эрдоха (Ardoch) и опубликованная впервые в 1780 году, обычно в Ирландии называется The Boyne Hunt. Её популярность здесь подтверждается существованием более сорока других названий, под которыми она также известна. The Fairy Reel не относится к Ceol Sí или музыке фэйри. Он был написан Нейлом Гоу (Neil Gow) для охотничьего бала графства Файф (Fife Hunt Ball), проводившегося в 1802 году и был на столько ирландским, что на нём исполнялся специальный танец Cor na Síóga.
Среди других известных рилов, заимствованных из Шотландии, Rakish Paddy (известный там как Cabar Féigh или The Deer’s Horn), John Frank (Colonel McBain), Greig’s Pipes, Lucy Campbell, The Ranting Widow (Hopetoun House) и The Flogging Reel. Во время своего пребывания здесь, теперь составляющего более 200 лет, эти и многие другие рилы шотландского происхождения прижились. В действительности они развились и распространились необычайно, это очевидно из сравнения версий, используемых ирландскими музыкантами сегодня, и оригинальных записей из шотландских собраний восемнадцатого века.
Хорнпайп имеет структуру, похожую на рил, но исполняется в более свободной манере с более выраженным акцентом на первый и третий удары каждого такта. Особенностью заключительного такта каждой части являются три акцентированные четвертных ноты. Хорнпайп имеет английские корни и приобрёл свою сегодняшнюю форму около 1760 года, когда он поменял размер с тройного (3/2) на обычный. В то время он игрался в основном во время театральных представлений между актами и сценами пьес. Народные мелодии, адаптированные к этому танцу, более тесно связаны с ним, чем заимствованные тюны, предполагающие больше плавных шагов, чем скипов или джампов.
Сеты или длинные танцы — это соло-танцы, обычно в ритме джиги или хорнпайпа. В общем случае они отличаются от обычной формы танцевальной мелодии в том, что имеют одну часть, обычно вторую, длиннее других, а иногда части могут быть в разных размерах. На каждую мелодию есть свой отдельный танец, который по ирландскому обычаю носит то же имя. Нотные записи двух из них, The Hunt и An Súisín Bán, находятся на страницах 148, 149. (TODO сделать ссылку) Другие хорошо известные сетовые танцы — это St. Patrick’s Day, The Blackthorn Stick, The Blackbird и The Garden of Daisies. Они были известны как «настольные» танцы в западном Лимерике. Они требовали высшего мастерства для их должного исполнения. И эти умения танцор мог продемонстрировать на кухонном столе гораздо лучше, чем на глиняном полу дома.
По счастливому стечению обстоятельств когда кадрили появились в Ирландии, музыканты предпочитали народные мелодии тем многочисленным сборникам, что были опубликованы на бумаге. Множество этих сборников может быть найдено в коллекциях рукописей, но очень немногие из них были приняты и стали традицией. Вместо этого джиги и рилы, уже бывшие в использовании, а с прошествием времени, и другая народная музыка, включая марши и песенные эйры, были несколько грубо обработаны, чтобы подойти к сетам и полусетам, основанным на кадрилях. Тюны в размере 6/8 применительно к сетам обычно теряют плотный характер дабл джиги и её контрастные полуфразы. Огромный корпус музыки для этих танцев был развит в размерах 4/4 и 2/4. Эти мелодии, среди которых в размере 4/4 известны в Клэр как сингл рилы, имеют чётко выраженный ритм с приятными мелодическими созвучиями и по этой причине превосходно подходят в качестве введения в музыку для учеников. Нотные записи различных типов танцевальной музыки, описанной в данной главе находятся на страницах 140-149. (TODO Сделать ссылку)
То, что в собраниях рукописей встречаются мелодии, имеющие шесть, семь или какое-нибудь другое необычное число тактов в части, указывает на существование танцев, отличных от описанных выше и ныне утерянных.

III
Названия танцевальных тюнов нуждаются в некоторых комментариях. У них нет музыкальной связи с самими мелодиями, они играют просто роль отличительных меток для быстрой идентификации. Было бы абсурдом предполагать, что The Irish Washerwoman (Ирландская прачка) может каким-то чудесным образом представлять неизвестную личность той леди, жившей далеко в прошлом, или что, слушая The Mason’s Apron (Фартук каменщика), можно определить, какой фартук имелся в виду — каменщика или масона.
Иногда название подходит к ритму последнего такта мелодии. Существует четыре или пять рилов под названием What the Devil ails You (Что за дьявол тревожит тебя) и одна слип джига под названием Cé thitfeadh sa tine nach néireodh? Эти рефреноподобные фразы, преполагаемые последним тактом, по всей вероятности вытеснили более старые названия. Непохоже, что они представляют собой окончания песен или другие позабытые рефрены. Слова, связанные с остальной частью мелодии, вряд ли могли быть потеряны полностью. В portaireacht или porta béil, то есть джиггинге или лилтинге, к которым прибегали, когда не были доступны музыкальные инструменты, на мотив танцевальных мелодий произносились бессмысленные слоги. Рассказывают историю о мастере лилтинга, который не занял призовое место в соревновании, потому что он вставил в мелодию «дудл-ди» вместо «дудл-дум». Однако учитывая ту скорость, с которой танцы исполнялись в Ирландии, едва ли было возможным чётко произносить слова песен достаточно быстро для танцоров.
Названия вроде The Rights of Man (Права человека), Madame Bonaparte (Мадам Бонапарт) и Bonaparte’s Retreat (Отступление Бонапарта), так же, как указывая на период своего создания, показывают, кому симпатизировал народ Ирландии в революционный период, но эти названия вместе с The Repeal of the Union (Расторжение Унии), The Union is Welcome to Ireland (Унию ждут в Ирландии) и некоторые, включающие имя О’Коннелла, среди немногих, имеющих исторические ассоциации. В общем говоря, названия наших танцевальных мелодий не предоставляют подсказок о социальных и экономических условиях того времени, когда они были написаны (хотя они показывают, что Дженни, Китти и Падди были любимыми христианскими именами). Опять же, «нравы» (humours), как в The Humours of Bandon, хотя и ассоциировались всегда с географическими названиями и чаще среди них встречаются джиги, чем рилы, очевидно не предполагают каких-то особенных отклонений, специфичных для определённой местности.
The Galway Reel, может быть, действительно происходит из Голуэя или был популярен в этом графстве, но с другой стороны The Fairy Reel никак не связан с фэйри. Личное имя в названии почти всегда означает мелодию, оригинальное название которой было утеряно, и которая позже идентифицировалась по исполнителю, который популяризировал её. В исключительных случаях имя указывает на композитора. Названия сотен танцевальных тюнов были потеряны полностью или в одном или нескольких регионах. Существует, тем не менее, в три раза больше названий тюнов, чем самих тюнов, поскольку у некоторых есть до полудюжины разных названий. А The Perthshire Hunt, упоминавшийся ранее, имеет как минимум сорок других имён. Нельзя полностью полагаться на одно имя, чтобы идентифицировать мелодию, поскольку одинаковые имена не подразумевают одинаковые тюны. Так, существует как минимум шесть разных мелодий под названием The Lark(s) on the Strand (Жаворонок на берегу) и примерно столько же разных Geese on the Bog (Гуси в болоте).

Если вам понравилось, поддержите сайт!

Комментарии:

Комментирование запрещено.

Google © Все права зарезервированы для правых резервов · Green Hope Theme by Sivan & schiy · Работает на WordPress