8 вещей, которые лучшие ученики делают по-другому

Доктор Ноа Кагеяма

Когда мои дети неохотно выполняли свои приёмы таэквондо, в один из вечеров я сказал своему старшему, что он должен отработать приём еще 5 раз, а потом может продолжить играть в свои видеоигры.

Моей целью было, конечно же, не заставить его пять раз повторить движения этих приёмов, как обиженный зомби, но сделать это один раз качественно. Однако родитель во мне считает это очень успокаивающим — знать, что определённое количество повторений к чему-то приводит. Кроме ошибочного предположения о том, что это автомагически как-то закрепит умения, возникает ощущение, что это путь к лучшей дисциплине и способ привить детям некоторого рода рабочую этику, которая послужит им в будущем.

Конечно, в некоторой степени время и повторение необходимы для развития и оттачивания наших навыков. Но нам также нужно на неком интуитивном уровне знать, что чтобы максимизировать достижения, нам следует тренироваться «разумнее, а не упорнее».

Но какого чёрта это на самом деле значит? Что именно лучшие ученики делают иначе?

Пианисты, заучивающие Шостаковича

Группа исследователей под руководством Роберта Дюка из Техасского университета в Остине несколько лет назад провела исследование, чтобы выяснить, могут ли они выделить определённые способы поведения или привычки, которые выделяют лучших исполнителей и наиболее эффективно учащихся.

Семнадцать пианистов согласились разучить трёхтактный пассаж из Концерта номер один для фортепиано Шостаковича. В этом отрывке имелись сложные элементы, которые затрудняли его исполнение «с листа», но ничего слишком сложного, чего нельзя было бы выучить за одно занятие.

Исходные условия

Ученикам дали две минуты на разминку, затем выдали листы с нотами, метроном и карандаш.

Участникам разрешили тренироваться столько, сколько они захотят. Им было позволено закончить в любое время, когда они почувствуют, что готовы. В итоге время занятия различалось довольно существенно — от 8,5 до 57 минут.

Чтобы убедиться, что испытание на следующий день будет честным, им запретили тренировать, даже по памяти, этот отрывок в ближайшие 24 часа.

24 часа спустя…

Когда участники вернулись на следующий день для проверки, им так же дали 2 минуты для разминки, а потом попросили исполнить трёхтактный пассаж полностью 15 раз (с паузами между попытками, конечно).

Каждое исполнение отрывка оценивалось на двух уровнях. Главным критерием было исполнение правильных нот в правильный ритм, но исследователи также ранжировали исполнения от лучшего к худшему, основываясь на их стиле, характере и выразительности.

Это привело к некоторым интересным выводам:

  1. Более длительная тренировка не привела к лучшим результатам.
  2. Так же на результат не повлияло большее количество повторений.
  3. Количество правильных исполнений во время тренировки так же не влияло на конечную оценку.

Что на самом деле играло роль:

  1. Сколько раз отрывок был сыгран неправильно. Чем больше раз они исполняли его неправильно на тренировке, тем хуже стремилась быть их оценка.
  2. Доля правильных попыток исполнения тоже, видимо, играет роль. Чем больше была пропорция правильных попыток во время тренировки, тем выше стремилась конечная оценка.

8 наилучших стратегий

Исполнения трёх пианистов выделялись из остальных и были описаны как имеющие «более насыщенные тона, лучшую точность ритма, лучший музыкальный характер (целенаправленные динамические и ритмические интонации) и более беглое исполнение».

При детальном просмотре видеозаписей тренировок исследователи выявили 8 определённых стратегий, которые были общими для лучших пианистов, но случались реже в тренировках других:

  1. На тренировке раньше начинали играть в две руки.
  2. Раньше начинали играть с интонациями. Самое первое осмысление музыки было с интонациями.
  3. Тренировка была вдумчивой, что было видно по паузам, внимательному рассматриванию нот, напеванию, бормотанию, заметкам на листах или произнесению разнообразных «ага».
  4. При возникновении ошибок сразу останавливались.
  5. Исправлению ошибок уделялось внимание немедленно после их появления.
  6. Точное место ошибки определялось тщательно, ошибка исследовалась и исправлялась.
  7. Темп отдельных попыток изменялся систематически. Логические изменения темпа происходили от попытки к попытке (например, замедление, чтобы правильно сыграть сложный элемент).
  8. Отрывки повторялись, пока не исправлялась ошибка и отрывок не стабилизировался, то есть ошибка не повторялась в нескольких последовательных попытках.

3 лучшие стратегии

Из восьми перечисленных стратегий три были использованы всеми тремя лучшими пианистами, но редко использовались остальными. Фактически, только два других пианиста (места 4 и 6 в рейтинге) использовали более, чем одну из них:

  1. Точное место ошибки определялось тщательно, ошибка исследовалась и исправлялась.
  2. Темп отдельных попыток изменялся систематически. Логические изменения темпа происходили от попытки к попытке (например, замедление, чтобы правильно сыграть сложный элемент).
  3. Отрывки повторялись, пока не исправлялась ошибка и отрывок не стабилизировался, то есть ошибка не повторялась в нескольких последовательных попытках.

Какая общая нить связывает их вместе?

Исследователи заметили, что наиболее заметная разница между тремя лучшими пианистами и остальными заключалась в том, как они работали над ошибками. Это не значит, что лучшие пианисты делали меньше ошибок с самого начала и им просто легче давалось изучение отрывка.

Они тоже делали ошибки, но им удалось исправить их таким способом, который помог им избегать повторения тех же ошибок снова и снова, что привело к более высокой доле корректных попыток в целом.

И одно, чтобы править ими всеми

Лучшие исполнители использовали разные способы исправления ошибок, такие как игра одной рукой или исполнение только части отрывка, но была одна стратегия, которая была наиболее эффективной.

Замедление.

При возникновении ошибки лучшие исполнители начинают играть заново, но замедляются или «запинаются» — но не останавливаются — перед местом, где они сделали ошибку в прошлый раз.

Это позволяет им сыграть сложный участок более тщательно и скоординировать свои движения в темпе, с которым они могут справиться, а не продолжать делать ошибки, не имея возможности определить их истинную причину, скрытую проблему техники и решить,что следует сделать по-другому в следующей попытке.

Если это звучит смутно знакомо, вы можете вспомнить, что исследование баскетболистов выявило подобные стратегии тренировок для лучших бомбардиров.

За дело

Какой главный вывод можно сделать? Каким образом вы можете интегрировать эти выводы не только в свои тренировки, но и в тренировочные привычки своих учеников?

Перевод с английского. Оригинал статьи

Замечания от переводчика.
Не сказал бы, что это достаточно научное исследование. Очень мало участников, очень субъективные критерии и т. д. и т. п. Тем не менее, я склонен доверять его выводам. Как-то так. 🙂


Если вам понравилось, поддержите сайт!

Комментарии:

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

Google © Все права зарезервированы для правых резервов · Green Hope Theme by Sivan & schiy · Работает на WordPress